Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Новые поступления:

05.03.17
Гусев С.Ю. И Свет наполнил сердце Стихи
13.01.17
Максимчук Н.А. Моими дорогами Стихотворения

30.08.16
Колова О.В. К светлой высоте Стихи 

24.08.16
Востров Н.Н. Баллады Баллады

09.08.16
Проскуряков В.М. Избранное Стихи

06.08.16
Веселов В.Р. Благодарение Поэзия
Веселов В.Р.
Солнечный календарь Стихи и проза

06.08.16
Травкин В.В. Путь далек лежит... Страницы деревенской жизни

01.08.16
Старателев В.М. Еду к Варе Книга повестей и рассказов
Старателев В.М. Чай вдвоём Книга рассказов

31.07.16
Бугров А.А. Стихотворения Стихотворения

27.04.16
Скуляков А.М. Время незабвенное Стихотворения и поэмы

10.04.16
Муренин Н. В.
Что было – то было Рассказы

22.09.15
Соломатова Ф.Г. Крик Повесть

18.08.15
Малышев А. Тень родного сада Книга поэзии

29.05.15
Соломатова Ф.Г.
Трижды отлюблю Повесть

14.05.15
Войнов В.И.
Дневники военных лет Читать

03.04.15
Замышляева А.Н.
Жить по любви Рецензия

25.02.15
Соломат
ова Ф.Г. Голубок, крылом махни: 2 часть повести

11.11.14
Зайцев Е.С.
В дальнем гарнизоне: Очерки

27.10.14
Краева М. Стихотворения

22.10.14
Зайцев Е.С. Солдатами становились: Рассказы

02.10.14
Крылов Л.И. Земля родная: Стихи, поэмы, песни и др.

24.09.14
Семенов Н. "
Заповедный круг" Статья

22.09.14
Катенин П.А.
Инвалид Горев: Быль

11.09.14
Базанков М.Ф.
Из Кологривского уезда до Парижа: Статья

10.09.14
Старшинов Е.Ф. Левый фланг: Повесть

01.09.14
Акишин А.А.
Осколки
:Повесть

24.08.14
Дарбашкеев М.В. Стихи

18.08.14
Бочкарёв Б.И.
Амулет Перуна: Роман

16.08.14
Бочкарёв Б.И. Вещий голос тишины: Роман

09.08.14
Лобанова Л. "Но, как и ты, я часть России..." Статья

05.08.14
Старшинов Е.Ф. Три письма Александра Твардовского Читать

04.08.14
Часовников А.М.
Юрий Смирнов: Поэма

Яндекс.Метрика
Войнов В.И.

Войнов Владимир Иванович (1907-1970)

прозаик, журналист, ученый

 

Автобиография

Биографическая справка

В электронной библиотеке представлены

Библиография

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Возвращение к истокам

   Обращения читателей в нашу библиотеку напоминают о судьбах талантливых земляков. С благодарностью за внимание публикуем и этот информационный материал, чтобы заинтересованные исследователи костромской литературы обратились к творчеству Владимира Ивановича Войнова.
    Двойное упоминание биографических данных убеждает в документальной достоверности воспоминаний, в которых очевидна география движения литератора в зависимости от обстоятельств. С начала тридцатых годов двадцатого века территория костромского края оказалась поделена между пятью соседними областями, потому связь нескольких начинающих литераторов с Костромой прекратилась. Это заметно и по биографии В. И. Войнова.

Михаил Базанков

 

Автобиография:

 "О себе"

         Родился я 26 июня 1907 года в небольшом селе Верхнее-Спасском, Пыщугского района Костромской области, в семье священника. Семья наша была очень большая и жила, в основном, землей. Поэтому и быт мало чем отличался от крестьянского. Как и все деревенские ребятишки, работать начал я с малых лет. Когда подрос, в хозяйстве не было дела, за которое не умел бы взяться. Мальчишкой научился столярить. Зимой после уроков точил веретена, делал ткацкие челноки и очень гордился, что мои изделия охотно покупали взрослые и применяли их в дело.
        Это умение определило начало моей самостоятельной жизни. В 1924 г, кончая среднюю школу на станции Шарья Северной дороги, вступил в комсомол и ушел от отца. Зарабатывал тем, что мастерил ульи одному машинисту-пчеловоду. А окончив школу, поступил работать в столярную мастерскую службы пути. Эта профессия всегда выручала меня в самые трудные моменты жизни.
      Юность моя протекала в тяжелые, но неповторимо прекрасные годы. Учились мы в начале двадцатых годов в сложных условиях. Вся средняя школа, или вторая ступень, как ее называли тогда, помещалась в здании с тремя классными комнатами. И школу мы содержали сами: ездили в лес за дровами, пилили их, топили печи, убирали классы и сами подавали звонки. Учились вечером, в третью смену, а днем часто ходили на субботники в депо или на линию, очищать пути от снега.  Работали с увлечением и гордились своим коммунистическим трудом: сам Ленин подавал в этом пример!
        Юношеская инициатива, выдумка били ключом. Каждый в чем-то старался проявить себя: одни – на сцене, в культпоходах в деревню, другие – в трудовом умении, третьи – в ораторском искусстве. Был среди нас изумительный парень – Димка Прохоров, обладавший феноменальной памятью и недюжинным даром речи. Четырнадцати - пятнадцатилетним  мальчишкой он способен был без всяких шпаргалок сделать двухчасовой доклад о международном положении. И не только мы, школьники, а и взрослые внимательно, с интересом слушали его.
        Мои способности проявились в другом. Рабочие Шарьинского депо выпустили первую стенную газету «Горы».  Меня захватило такое новшество. Я решил организовать с ребятами свою газету в школе, и скоро она стала выходить. Потом редактировал комсомольскую в райкоме, упражнялся в стихах и прозе.  Работая в столярной мастерской, начал посылать свои первые опыты в нижегородскую комсомольскую газету «Молодая рать», и там печатали их.
       Большое впечатление произвел на меня тогда Яков Шведов. В «Красной ниве» вышла страничка стихов с портретом юного автора. В первый свой отпуск в конце 1924 года я уехал в Москву и разыскал этого поэта-комсомольца. Встретил он меня тепло, увел к себе на квартиру, где целый вечер мы читали друг другу стихи. Но, главное, он рассказал мне тогда, что в Москве при каждом райсовете есть рабочие литературные кружки, и что руководят ими писатели.
    Летом я расстался со своей Шарьей, уехал в Москву. Работать скоро устроился в отделение донгостобфабрики, но с жильем без родных и знакомых прямо-таки бедствовал, нередко ночуя на вокзалах, а выгоняли – так и на улице. Зато к литературным кружкам я приобщился. Во всех районах столицы бывал на них, а постоянно – в «Вагранке» Рогожско-Симоновского района, куда частенько заглядывал и Шведов. Руководили этим кружком Тарасов-Родионов, Березовский, а потом – Гладков. Посещал я и воскресные курсы для литкружковцев, созданные при МАППе, где читали лекции          Н. Асеев, Н. Полетаев, Д. Фурманов и даже сам нарком просвещения А. Луночарский.
    Особенно большое влияние оказал на меня Федор Васильевич Гладков. Нет, не в творческом развитии (стишки я писал наивные, хотя некоторые из них и печатались в «Комсомольской правде»), а в общеобразовательном. Он подсказывал, что надо прочитать. И я читал тогда запоем, иногда ночи напролет.
    Неустроенная в быту жизнь начала выводить меня из строя. Я заболел малокровием. И здесь отечески подсказал мне Федор Васильевич, как быть. Ехали однажды мы с ним на трамвае после занятий в «Вагранке», и мне стало дурно. Он свез меня в больницу и посоветовал: «Поезжай-ка ты, парень, в деревню, в Подмосковье куда-нибудь, на свежий воздух, да пей побольше парного молока и встанешь на ноги. В деревне сейчас культурные силы нужны. Иди в школу, из тебя хороший учитель получится. Познавай жизнь. Веди дневник. Для творческой работы это прямо-таки необходимо».
    Я послушался доброго совета и в октябре 1927 года уехал, только не в Подмосковье, а на родину, в Шарьинскую волость. В учителя пойти у меня смелости не хватило. Сам я учился у очень хорошей учительницы, художницы своего дела. В средней школе – у профессоров и доцентов, вынужденных покинуть столицу в голодные годы гражданской войны. И звание учителя мне казалось настолько высоким, что я считал себя недостойным его.  Пристроился библиотекарем избы-читальни в селе Николо-Шанга.
       Но жизнь заставила пойти в учителя. В волости открыли школу в такой глухой деревне (Шпердихе), что никто из учителей поехать туда не захотел. Послали меня как комсомольца и члена месткома. Так я и стал учителем…
      Прав оказался Федор Васильевич. Работа в таком глухом углу стала для меня величайшей школой познания жизни. Приходилось быть не только, или точнее, не столько учителем, сколько заниматься культурной революцией в темной деревне. Взрослых учеников у меня набралось вдвое больше, чем ребятишек. И каждого надо было уговорить сесть за букварь. Не потому, что люди не хотели учиться, - стыдились этого. А, прозревая, многие плакали над книжкой или тетрадкой, так велика была радость прозрения. Взрослые люди, бородачи, матери, приходили ко мне, мальчишке, как к «ученому», посоветоваться по самым различным вопросам: по Ленину ли идет жизнь, что пишут в газетах о заграницах,  как лучше провести раздел семьи, за лекарствами от «огневицы» и «костолома», как снять с коровы наговор: доиться плохо стала. И с чем, с чем ни приходили люди! Я буквально знал каждую семью, как и чем живут люди в ней. Все это, тридцать лет спустя, я и описал в своей книге «Первые ласточки» (Горьковское издательство, 1962 г.) А в те годы, когда это все происходило, писать было некогда.
        В 1930 – 1932 годах я работал на станции Свеча, той же Северной дороги. Был в ФЗС преподавателем по труду. Здесь познакомился и хорошо подружился с первым секретарем райкома партии Александром Ивановичем Саваловым. Человек он был изумительно одаренный, страстный, деятельный коммунист-ленинец. Богатырской физической силой, неутомимостью в труде и ригоризмом в личной жизни он всегда напоминал мне Рахметова. А своими знаниями удивлял всех. Сын вятского мужика, окончивший в годы гражданской войны среднюю школу, он имел университетские знания в области философии, литературы, обществознания и высшей математики. Беседа с ним для меня была хорошим университетом.
      Но, главное, Александр Иванович помогал мне в творческом развитии. Узнав, что я немного пишу, он подсказал:
        - Организуй-ка ты «Синюю блузу». Как она нужна нам сейчас! А данные у тебя к этому все налицо.
    Я увлекся этой «блузой». В те годы такая сценическая форма пропаганды и агитации была распространена. Надо было разъяснять людям, что такое пятилетка, почему надо объединяться в колхозы. Доставалось и спекулянтам,  бюрократам. Что я только не писал: оратории, сценки, скетчи, райки, частушки. Ни одно из этих «творений» у меня не сохранилось. Но тогда они были действенны. На заседаниях райисполкома и на совещаниях агитаторов в райкоме партии при определении новых задач коллективизации и перед «синей блузой» определялась задача – выступить так-то.
    Эта работа в известной мере творчески развивала, заставляла всегда быть в курсе событий, присматриваться к людям, подмечать в них черты характера. И этому умело учил меня Савалов. А за ошибки давал такие трепки, что я и сейчас помню его добрые уроки.
       - Правда, друг, всегда только правда! -  наставлял он.
    Этот коммунист, ставший в конце 30-х годов работником ЦК партии, а с воссоединением Западной Белоруссии – секретарем одного их обкомов там, погиб как руководитель партизанского соединения.  В моей жизни он оставил глубокий след. По его совету я ушел из школы в Вятскую железнодорожную газету. Под его влиянием, учась в пединституте (1934 – 1937 гг), серьезно засел за изучение философии. Это увлечение не оставляло меня и в годы работы в Омутнинском педучилище, а потом в Омутнинском учительском институте (Кировская область).  И, когда я вступил в партию на Иваньковском плацдарме 3-го Белорусского фронта, передо мной был пример коммуниста А.И. Савалова, тогда уже погибшего.
    В годы войны был мобилизован в качестве рядового. Под Москвой, в Икше, окончил полковую школу и был произведен в младшие сержанты. В 1942 году вместе с другими, имеющими высшее образование, послали меня в Третье Ленинградское артиллерийское  училище в Кострому. Но училище было уже укомплектовано. Попал в Тоцкие лагеря, в так называемую кандидатскую батарею Безорецкого артучилища, где преподавали общеобразовательный курс по математике, истории, географии и русскому языку. Но стать офицером не довелось. Как бывшего работника института сразу же назначили начальником кафедры указанных выше дисциплин. И я стал таким чином сначала в кандидатской батарее, а потом, с ликвидацией института комиссаров, - в учебном артиллерийском полку. Учил лейтенантов и капитанов, а сам на фронт так и уехал младшим сержантом в 1943 году.
      Ну, фронт есть фронт. Пришлось всего изведать. Только, к счастью, одного не испытал – отступления.
   После вступления в партию политотдел дивизии назначил меня парторгом штабной партийной организации. Как-то странно было младшему сержанту  руководить лейтенантами и майорами. Но в годы войны получалось. И я настолько поднаторел в этой работе, что, провожая меня с войны домой начальник политотдела не в шутку посоветовал:
    - Ты в гражданке иди на партработу.
    Но меня привлекало другое. Я и в годы войны писал в армейскую газету, и мне очень хотелось работать в редакции. Уехал в Киев и положился на волю ЦК КП(б)У. Послали во Львов, в русскую газету, которая как раз создавалась. Но работать в газете мне долго не пришлось. Времена на Западной Украине были тяжелые, поездки в районы трудные, а я страдал язвой желудка. Скоро болезнь надолго свалила меня в больницу. О журналистской работе нечего было и думать. Снова пошел в учителя. Потом перешел в партийную школу, где я заведовал кафедрой языков и литературы до 1957 года.
    С ликвидацией кафедры назначили было меня директором средней школы. Но я ушел в редакцию железнодорожной газеты, правда, работал в ней недолго, два года, и снова вернулся в школу завучем.
    Писать  по-настоящему начал с 1956 года. Захотелось поделиться тем, что видел и пережил в годы Великого Октября, как пробуждалось сознание темных, забитых людей всегда родной мне деревни Севера, как изменялись судьбы этих людей, и как они начинали строить новую жизнь. Я считал своим партийным долгом написать об этом книгу. Так возник замысел романа «Духовчане». Но одно дело – замысел, другое – претворение его в жизнь, да еще в условиях, когда ты – журналист, почти все время на колесах, а потом – завуч – начальник штаба школы и за все в ответе. Трудно было работать над книгой, и не работать было нельзя. Работа так захватила меня, что десять лет я вырваться из нее не мог.
    Правда, несколько раз я откладывал своих «Духовчан» в сторону, чтобы потом по-новому взглянуть на все, что получалось. И в эти промежутки написал книгу об учителях, ряд рассказов, новелл, корреспонденций. Отдельные из них были напечатаны в «Гудке», «Советском воине», «Советском цирке» и «Учительской газете». А во Львове – в областных газетах и в журнале «Жовтень».

                                                                                           В. Войнов

Войнов В.И.

[Фотограии и статья "О себе"  из семейного архива Войновых переданы дочерью писателя Крайнюк Еленой Владимировной]

 

Биографическая справка:

      Владимир Иванович Войнов  родился 26 июня 1907 года в селе Верхнеспасское Пыщугского района Костромской области в семье сельского священника Воинова Ивана Михайловича и его жены Марии Алексеевны. Семья была многодетной – десять детей родила Мария Алексеевна.
    Володя Воинов после окончания 5 классов начальной школы в селе Верхнеспасское в 1920 году поступил в 6 класс Шарьинской девятилетней школы, закончил учиться в 1924 году. Домой не поехал, стал работать учеником столяра в Шарьинском депо, а летом 1925 года уехал в Москву. Работал, посещал литературные курсы при рабфаке.
    Осенью 1927 года приехал погостить к брату Михаилу в Нейский район, через несколько месяцев переехал в Шарьинский район. Стал работать сначала библиотекарем избы-читальни в селе Николо-Шанга, затем, по направлению райкома комсомола, учителем в глухой деревне недалеко от Н-Шанги.
    Работа в деревенской начальной школе дала ему богатый материал для создания первой его книги «Первые ласточки» (Горьковское книжное издательство). Книга эта затем переиздавалась несколько раз большими тиражами.
    В 1930 году Воинов переехал  в Кировскую область, стал работать учителем труда в школе на станции Свеча. Одновременно вел большую общественную работу по развитию эстрадного сценического искусства «Синяя блуза». Сочинял частушки, песни, играл на гармони, читал стихи.
    19 февраля 1932 года Владимир женился на учительнице Екатерине Павловне. Через год молодожен стал студентом-заочником Кировского пединститута.
    В 1942 году Владимир Воинов был мобилизован в Красную Армию – учился на военных курсах, получил звание младшего сержанта и был отправлен в зенитно-артиллерийский полк на 3-й Белорусский фронт. В соседних частях на этом же фронте служил и брат Михаил. В 1945 году с воинской частью Владимир попал на Дальний Восток, был демобилизован в самом конце 1945 года. Был награжден Орденом Красной Звезды, медалями.
    После демобилизации вернулся к своей семье, где жила и мама – Мария Алексеевна после ареста в 1937 году своего мужа Ивана Михайловича.
    В 1946 году Владимир Иванович Воинов (вместе с семьей) был откомандирован работать журналистов в газете «Львовская правда» города Львов на Западной Украине. Ему очень нравилась эта работа, а до войны не разрешали работать в газете из-за отца.
    По причине плохого здоровья пришлось оставить работу журналистом и перейти на работу в вечернюю школу рабочей молодежи преподавателем, затем завучем.
      В 1949 году в семье Воиновых родился долгожданный сын Дима.
    В 1954-56 гг. Владимир Иванович Войнов активно работал над диссертацией по теме «Иван Грозный». 6 июня 1956 года диссертация была закончена. В это же время он официально изменил свою родовую фамилию Воинов на Войнов, чтобы его не путали с другим писателем и тезкой Владимиром Воиновым.
    В это время Владимир Иванович работает над написанием романа «Духовчане» (первоначальное название «В лесной глуши»). 20 июня 1958 года написана последняя строка первой части романа. Литературное дарование писателя Владимира Ивановича находит свое выражение в многочисленных рассказах. А работа над романом «Духовчане» продолжается.
    В 1967 году появился первый тираж (30 тысяч экземпляров) замечательного  романа «Духовчане» о костромской земле, верхнеспасских крестьянах.
     Роман Владимира Войнова повествует о том, как складывалась ситуация в русской деревне в 1914-1917 гг.
    Автор рисует правдивую, выразительную картину острых и сложных отношений между деревенской голью, беднотой и местными мироедами, а также властью. Прекрасное знание обычаев, нравов нашей пыщугской, костромской, северной деревни, психологии крестьянина, выразительный, идущий от народной речи язык – все это придает роману особую достоверность и убедительность.
    Характеры, образы героев романа (особенно учительницы Веры Васильевны Волоцкой) выписаны очень ярко и самобытно. Реалистично изображены в «Духовчанах» и Павел Дымов, Игнатий Наумов. Колоритно даны автором зарисовки деревенского быта: сенокос, сплав леса, ярмарки, народные гулянья. В романе много типичных для нашего края местных словечек, выражений, поговорок, частушек.
    Лирика народной души описана Владимиром Ивановичем не только в отражении личных переживаний героев, их дружбы, любви, душевных метаний, но и в подмеченной им черте – умении крестьян видеть настоящую красоту своей родной природы, любоваться ею от всей души.
    Владимир Иванович плодотворно работал и над второй частью романа, дорабатывая характеры своих героев.
    17 декабря 1970 года Владимир Иванович Войнов скончался, а через шесть дней ушла из жизни и мама писателя.

Светлана Гратий

В электронной библиотеке представлены:

          Читать      Войнов В. И. Духовчане: роман в трех частях / В. И. Войнов. - HTML
   Читать

Войнов В. И. Стрыйский парк: Лирическая повесть / В. И. Войнов. - HTML

  Читать

Войнов В. И.Первые ласточки: Дневник деревенского учителя / В.И. Войнов - HTML

  Читать

Войнов В. И. Духовчане. Книга вторая: Роман / В. И. Войнов. - 2014 - HTML

  Читать

Войнов В. И. Дневники военных лет /В.И. Войнов; Е.В. Крайнюк. - 2015. - HTML

 

Библиография:

  Войнов В.И. Духовчане: Книга вторая

Войнов В. И. Духовчане. Книга вторая: роман / В.И. Войнов. - Шарья: Ветлужский край, 2013. – 304с. – 300 экз.

Обложка крупным планом: JPG

Текст романа: HTML

    Во второй книге «Духовчане» В.Войнова мы вновь встречаемся со знакомыми уже, а кому-то и ставшими близкими, Анной Наумовой, Верой Васильевной, Павлом Дымовым. Узнаем, как разворачиваются дальше события в лесном селе Костромской глубинки…
    Трудно, тяжело, с потерями, болью, слезами открывается героям  новая правда.  Особенно тяжело  дается она женщинам. Ведь все тяготы ложатся на их плечи: и сев, и уборка, и забота о семье. Мужчины ушли на фронт. Ожидание весточки от кормильца висит над каждой семьей тяжким грузом. А вдруг…  И упадет, как подкошенная, заголосит бедная баба о своей незадавшейся доле. И кто тебе поможет: Бог ли, «святая» Ольюшка, Совет? А в стране опять неразбериха, бунты, война. Деникин, Колчак, белогвардейцы. И вот уже рядом, в Ветлуге, переворот, казнят советчиков. И неспокойно в родном селе, как и во всей стране.

  Войнов В.И. Стрыйский парк, 1974

Войнов В. И. Стрыйский парк: Лирическая повесть / В. И. Войнов; ред. М. Дорошенко; худ. И Яремов. – Львов: Каменяр, 1974. – 96 с.: ил. – 65 000 экз.

Текст повести: HTML

Обложка крупным планом: JPG

   Владимир Войнов (1907—1970) известен читателю художественными полотнами — повестью «Первые ласточки» и романом «Духовчане». Повесть «Стрыйский парк» — лирическое повествование не только о достопримечательностях знаменитого львовского парка. Живописные картины перемежаются с небольшими новеллами — воспоминаниями о встречах с интересными людьми, о случаях из жизни писателя.
   Благодаря такому приему Стрыйский парк предстает перед нами в ярких красках, в благоухании цветов, по-своему прекрасен во все времена года. И вместе с тем автор как бы хочет сказать: парк существует не сам по себе. Все в нем для человека, и в каждом дереве — частица человеческой души.
    Книга «Стрыйский парк» является свидетельством разноплановости творчества Владимира Войнова.

  Войнов В.И. Духовчане: роман, 1973

Войнов В. И. Духовчане: роман / В. И. Войнов; ред. А. Д. Зеленов; худ. А. В. Сапожников. - М.: Советский писатель, 1973. - 512с.: ил. - 100 000 экз. :

Текст романа - HTML

Обложка крупным планом: JPG

     Роман Владимира Войнова повествует о том, как складывалась революционная ситуация в русской деревне в 1914-1917 годах.
    Автор рисует правдивую, выразительную картину острых и сложных отношений между деревенской голью, беднотой и местными мироедами, а также властью. В этих столкновениях закаляются характеры главных героев произведения, простых деревенских парней Павла Дымова и Игнатия Наумова. Развитие событий и деятельность ссыльного революционера Ореста Волоцкого способствуют тому, что оба они вместе с односельчанами выходят на путь революционной борьбы.
    Среди людей, которые послужили прототипами многих героев произведения, Владимир Иванович Войнов родился, жил и долгое время работал. Отсюда прекрасное знание обычаев, нравов северной русской деревни, психологии мужика, выразительный, идущий от живой народной речи язык. Все это придает роману особую достоверность и убедительность.

  Войнов В.И. Первый ласточки, 1962

Войнов В. И. Первые ласточки: Дневник деревенского учителя / В. И. Войнов: ред. И. В. Сидорова; худ. М. С. Виденский. - Горьковское книжное издательство, 1962. - 268 с.

Обложка крупным планом: JPG

Текст произведения - HTML

ОТ АВТОРА
    Спросите любого, как он пошел в школу. Молодой призадумается: давно ли «ау» и «уа» читал как откровение. Пожилой вздохнет: вот уже и дети его расстались с букварем. Как летит время! Старый вспомнит себя резвым мальчонкой, бегущим в класс, улыбнется. И каждый обязательно вспомнит первого своего учителя или учительницу.
    Их никогда не забудут и те, кто впервые раскрыл букварь, когда по возрасту и жизненному опыту мог сам учить других. Но случилось иначе: человеку пришлось постигать книжную премудрость, подбирая бороду, чтобы не размазать написанное. Уверенный, ловкий в любой работе, он, стыдясь и робея, садился за стол со школьной тетрадкой. Огрубевшими в труде, непослушными, плохо гнущимися от мозолей пальцами едва держал тоненькую ученическую ручку: она, почти невесомая, казалась ему настолько тяжелой, что становилось жарко от усилий, мокрая рубаха прилипала к спине. И нередко то ли градина пота, то ли соленая мужицкая слеза падала на тетрадку в косую линейку, и все, что с невероятными усилиями было нацарапано на листке, расплывалось на нем фиолетовой лужей.

    Забудет ли такой ученик первого своего учителя? Никогда! Нет и таких учителей, которые позабыли бы первых своих учеников. Я, старый учитель, помню их всех до одного, вижу, слышу каждого, молодого и старого. Сколько этих первых было в наше время! Вся страна, завершив «последний и решительный бой», на диво всему миру села за парту. «Учиться, учиться и учиться», - бойко писали малыши завет вождя. «Учение — свет, неученье — тьма», - с усилием выводили натруженными дрожащими руками взрослые и прозревали от вековой темноты.

    Не прошло и полвека, свет учения бессмертного вождя победил темноту. Пройдет еще два десятка лет, и завет великого учителя: «От каждого - по способности и каждому — по потребности», начертанный сегодня на знамени учеников его, как боевая программа, станет законом жизни людей.

    Невероятно? Сказочно? Но давно ли казалась сказочной мечта человека преодолеть межпланетное пространство, оторваться от земли и увидеть своими глазами жизнь других планет! Сегодня эта мечта становится реальной.

    Поколение, овладевшее такими высотами труда и знаний, увидит не только жизнь других миров во вселенной, но и новый мир на их планете, мир, примера которому не знала история человечества. Они будут творцами его.

    Но и на светлых вершинах нового мира они никогда не забудут, с чего начинали отцы и деды. Трудным было начало!

    Их первым шагам от тьмы к свету, к знаниям и посвящен дневник деревенского учителя Сергея Огаркова.

    Не так уж много времени отделяет нас от описанных в этом дневнике событий. Но какой пройден путь! Если мы окинем его взором с высоты сегодняшнего дня, он покажется нам космически необъятным.

    Но мы же прошли его!

    Перед новыми высотами мы стоим не теми, какими начинали подъем. И как бы ни головокружительны были кручи этих высот, преодолеем их. Залог тому — весь пройденный нами путь.